понедельник, 3 марта 2014 г.

Спаивание россиян (ч-1)

На Руси всегда пили, но меру знали, но поначалу — отнюдь не водку.  До ХV века употребляли брагу и медовуху— продукт брожения пчелиного меда, по крепости чуть превосходивший пиво, да и то по дозволению воеводы и только по значимым событиям – свадьбы, похороны. 

Еще виноградное вино, привозимое из Византии, пиво, известное еще с языческих времен.





Вино стоило дорого и использовалось, в основном, во время христианских праздников. Пиво было некрепким и долго не храни¬лось. А для приготовления медовухи требовалось  много времени и он служил одной из главных статей русского экспорта и «пропивать» его было накладно.





Впервые привезенный в 1386 году генуэзскими купцами виноградный спирт в Москве пришелся не ко двору. И хотя за употребление заморской – «воды жизни», («аква вита») награждали 70 палочными ударами и штрафом, к 1429 году на Руси все-таки распробовали импортное зелье. 




Первую винную монополию, которая продлилась аж 80 лет, ввел Иван III еще в ХV веке. А первую русскую водку из ржаного сырья получили монахи Московского Кремля только в 1503 году. Тогда она использовалась как антисептическое и обеззараживающее средство и лишь позднее стала именоваться «хлебным вином», употреблять которое поначалу разрешалось лишь «государевым людям».



С открытием «царевых кабаков» при Иване IV Грозном завсегдатаи этих заведений начали пропивать все – даже последние штаны, онучи и лапти. С того времени «водку пить, да морду бить» стало излюбленным русским развлечением. В общем, пить, материться и холуйствовать, ломая шапку перед барином, на Руси стали практически одновременно. При Борисе Годунове порок пьянства становится уделом едва ли не всех сословий – «и завел крещеный мир на каждой станции трактир».


При Петре I участие в «пьяных ассамблея» становится престижным, а при Екатерине II, когда в центральной части России на каждые двести – триста душ обоего пола приходилось по одному питейному заведению, государева казна на треть обеспечивалась пьяными деньгами. 





Окончательно спиться не давали вековые устои крестьянского быта и православная церковь. По стране даже прокатились кабацкие бунты – громили кабаки и винокурни. Власть отреагировала репрессиями – в кутузку попали 11 тысяч землепашцев-трезвенников.




В год отмены крепостного права в России на душу населения приходилось 4,5 литра алкоголя в год. Понятно, что главным потребителем было не изнуренное работой и забитое нуждой крестьянство, которое составляло подавляющее большинство населения огромной страны.


К началу ХХ века произошло определенное снижение пьянства – до 2,5 литра на человека. В 1902 году введена очередная «царева монополька», и госбюджет царской России почти на четверть стал пополняться «пьяными деньгами». 

Последний царский министр финансов Петр Львович Барк на аудиенции с Николаем II заявил, что «нельзя строить благополучие казны на продаже водки», и законом от 16 сентября 1914 года запретил торговлю сорокоградусной на время Первой мировой войны, чем снизил потребление до 0,2 литра. 

Но поражения на фронтах, дезорганизация тыла, отречение царя и другие катаклизмы привели к тому, что к началу 1917 года произошел серьезный рост пьянства, который превысил 4,7 литра на человека.

1 комментарий:

  1. Анатолий, интересная статья.Вот странность, почему русский мужик слывет пьяницей? Всегда и для всего мира. Неужели 4 штофа это больше чем 12 или даже 76.

    ОтветитьУдалить